ГОЛОС НАДО ВОСПИТЫВАТЬ

Интервью с доктором филологических наук, профессором кафедры речеведения и теории коммуникации Минского государственного лингвистического университета Надеждой Семёновной Евчик

Уважаемая Надежда Семёновна! Вы известный лингвист, доктор филологических наук, профессор кафедры речеведения и теории коммуникации. Сегодня уже трудно представить Вас без филологии. А ведь на определенном жизненном этапе Вы, как многие молодые люди сегодня, наверное, стояли перед выбором профессии. Раскажите, пожалуйста, что на него повлияло и почему Вы стали именно филологом?

– Действительно, был период, когда я думала о том, кем стану. И сейчас, пока вы заканчивали формулировку вопроса, я сразу окунулась в своё детство, школьные годы. Я очень любила слушать учителей, когда они нам что-либо объясняли на уроках. Готовилась к урокам я очень тщательно, никогда не просматривала то, что нужно было готовить в качестве заданий, но всегда любила это проговаривать и исправляла сама себя, когда мои фразы строились немножко не так. То есть я всегда любила работать со словом, я его искала.

И своим студентам я говорю: «Никогда не соглашайтесь с тем, что вы изложили мысль, и этого достаточно. Надо обязательно перечитать, надо обязательно подумать, искать нужные, более точные слова». А душа на это отвечает: «Да, можешь остановиться. Ты сказала то, что я хотела».

Я внимательно работаю со словом, живу с любовью к слову, и поэтому так получилось, что я стала филологом.

– Вы занимаетесь методикой обучения иностранным языкам детей с нарушениями слуха и речи. Под вашим руководством в Республике Беларусь была разработана концепция «Программно-методическое обеспечение учащихся учреждений среднего специального образования с нарушением слуха (II отделение) и тяжёлыми нарушениями речи английскому языку как средству расширения перспектив профессиональной ориентации». В нашем университете проводится обучение студентов по специализации «Ортофония». Расскажите, пожалуйста, об этом направлении Вашей деятельности.

– Пока я слушала ваш вопрос, в моей памяти яркими моментами промелькнули события, которые связаны с развитием этого направления. Вы упомянули Концепцию, и хочу сказать, что она была разработана в 2009 году, я её назвала «Английский язык в системе образования детей с нарушением слуха и тяжёлыми нарушениями речи». Разработана она по заказу Министерства образования, но все началось гораздо раньше – в 1989 году, когда профессор Анна Антоновна Метлюк пригласила меня принять участие в разработке темы «Голосо-речевая коммуникация лиц с нарушением слуха и их социальная интеграция».

Анна Антоновна была знакома с председателем «Белорусского общества глухих» Николаем Филипповичем Шарко, генералом и трижды орденоносцем Великой Отечественной войны. И он решил поставить всё на научную основу. Как состоялся разговор у Анны Антоновны с этим уважаемым человеком, я не знаю, но когда она решила, что нужно разрабатывать эту тему, она пригласила меня, и мы начали работать, просто из научного интереса. Багаж знаний у нас был большой, но сфера их применения была совершенно новая. И мы с Анной Антоновной были очень заинтересованы в том, чтобы приложить свои знания в новом, нужном для людей направлении.

Потом последовали другие шаги. Я могу рассказывать очень долго, факты очень интересные, потому что мы не шли проторённым путём, а мы выбрали путь совершенно новый, никому не мешая, ни у кого не забирая профессиональных обязанностей – так нас воспринимали тогда некоторые специалисты из области сурдопедагогики. Наш путь был новым, очень значимым для нас и, самое главное, – простым и лёгким для тех, для кого он разрабатывался.

Например, я еду за рубеж. Наш университет направил меня на стажировку в университет Ренн во Францию. Это был первый год разработки данной темы с Анной Антоновной, и я еду во Францию, будучи уверенной, что там я найду очень много, и всё будет для нас очень полезно. Однако, там это «закрытая дверь» даже для тех, кто стажируется в университете. И тем не менее, за 3 дня до отъезда из Франции, после 3 месяцев пребывания, мне говорят, что меня могут сопроводить в монастырь, где проводится обучение глухих детей. Во время визита меня поразил факт, что маленькие дети, которых по возрасту у нас можно отнести к первому классу, понимали всё, что им говорил педагог, выполняли все действия, которые он предлагал. В то же время, когда мы встретились с выпускниками, уже заканчивающими обучение, говоря нашими терминами, в средней школе, они не понимали элементарных вопросов, заданных на бытовые темы. Я спросила, почему это так, и директор, сопровождавшая меня, ответила, что это результат разных систем обучения. Ну что ж, разные значит разные. В завершение визита, чтобы попрощаться, мы зашли в кабинет к директору, и вдруг кто-то приоткрыл дверь (я сидела спиной), и я вижу, как директор меняется в лице, как она возносит руки к небу и говорит: «О, Боже, мадам, как вам повезло!». Она выбежала в коридор и вернула в кабинет того, кто приоткрыл дверь. И эта встреча была судьбоносной, потому что это был куратор детей, которые учились в первом классе, – профессор Рене Диссубре. И когда он узнал, что я филолог и даже фонетист, он потерял дар речи от восторга, от восхищения, от предвкушения, что судьба подготовила ему такую встречу, потому что та методика, которую я узнала от этого специалиста, не имела теоретического обоснования. И для этого нужны были профессиональные знания, которые, к счастью, были у меня. Закончилась эта история тем, что идея была развита применительно к нашим белорусским условиям. И новой технологии мы дали своё название: визуально-фонетическая система коммуникации. В ней всего 8 знаков, которые нужно знать, чтобы говорить с неслышащим человеком, и он будет понимать абсолютно всё, что мы ему говорим, и мы будем понимать, что он отвечает нам. Так что и для меня эта встреча была судьбоносной.

Я рассказала, может быть, одну сотую из своих очень приятных и важных профессиональных событий. И в такие моменты я чувствую себя не специалистом, не фонетистом, не лингвистом, я чувствую, что, как принято считать, каждый человек – это канал, и Вселенной угодно, чтобы кто-то выполнил её заказы. Вот так и получилось. Приехав домой, я была уверена, что у нас в стране есть всё то, о чём я узнала во Франции. И каково же было моё удивление, что никто из специалистов об этом не слышал и не знал. Так мы поставили с Анной Антоновной задачу, начали её выполнять вместе, потом она передала мне свои функции и заведования кафедрой, и руководства этой темой. И я продолжаю это хорошее и нужное дело.

Я бы хотела отметить большую роль руководства нашего университета. В то время ректором был Владимир Васильевич Макаров, и он очень поддержал наше направление, разрешил открыть у нас в университете центр «Лингвокультура». Он встречался с ведущими представителями «Белорусского общества глухих», чтобы показать, какое большое значение университет придаёт этому направлению. В тот момент мы уже пробовали обучать детей английскому и русскому языкам в школе №13 для детей с нарушением слуха. Наталья Петровна Баранова, ректор нашего университета, тогда она была проректором по учебной работе, в определённый день пригласила меня и попросила рассказать в деталях о том, чем мы занимаемся. Завершилась наша беседа тем, что Наталья Петровна сказала: «Оформляйте заявку. Будем подавать в Министерство образования и открывать специализацию, а не факультатив». Вот такие были вехи в развитии данного направления. И на всех этапах нас поддерживало руководство университета.

Работаю я по своим учебным программам. Нигде нет нужных материалов, нигде нет этих названий, и программы я пишу сама, и материалы я собираю по всему миру. Я могу стоять в парижском метро, ожидая поезда, и вдруг читаю то, что, мне кажется, важно для работы, и я быстро записываю, пропускаю несколько поездов, чтобы зафиксировать ту мысль, которая меня посетила.

– Надежда Семёновна, на факультете повышения квалификации и переподготовки кадров Вы ведёте очень интересную и популярную образовательную программу «Дикция и голосоведение для профессиональной деятельности преподавателя». Скажите, пожалуйста, а может ли человек изменить свой голос, если его что-то в нём не устраивает, или же это данность, которую надо принимать такой, какая она есть?

– Не только может, но и должен, и пускай это делает каждый, потому что когда я читаю этот курс, то начинаю его с беседы с теми, кто приходит ко мне в качестве слушателей, и там есть такая установка: «голос надо воспитывать». К голосу я отношусь как к ребёнку, который развивается, растёт вместе с человеком. Безусловно, изначально у каждого есть какие-то данные. Они связаны и с генетической предуготованностью человека, и с теми, кто нас учит в школе, с кого мы берём пример, мы имитируем многих педагогов, но это интуитивные вещи. А в принципе когда человек понимает, что голос является рабочим инструментом (именно это важно для курсов переподготовки в нашем университете), то, конечно, над своей визитной карточкой каждый должен потрудиться. Её нужно ваять, её нужно беречь, за голосом надо ухаживать, и голос нужно, как я уже сказала, воспитывать. Это значит развивать его. И добиться можно очень многого.

– На что прежде всего нужно обращать внимание, чтобы то, как мы звучим, производило приятное впечатление на слушающих?

– Во-первых, на состояние нашей души. Во-вторых, на состояние наших мыслей, потока мысли, интеллектуальное состояние. В-третьих, нужно заботиться об исполнении – важно наше физическое состояние, состояние здоровья, и это нужно подчёркивать своей позой в пространстве. Есть сформулированные мной правила красивой речи. Всего их 15, но они сводятся к 5 обобщённым пунктам. Первое – поза. Второе – дыхание. Третье – произнесение сегментного состава речи, то есть согласных и гласных. Четвёртое – просодия речи, это самая богатая составляющая, там есть подпункты. И пятое, но с этого можно начинать, – психологическое состояние во время речи. Душа должна быть открыта и давать простор мыслям, потому что самое главное – это содержание, которое мы передаём своим голосом, а его мы должны и знать, и понимать, и чувствовать.

– Современный преподаватель должен и заниматься учебной работой – вести практические занятия, читать лекции, и воспитательной работой, и научной работой – проводить исследования, писать статьи, участвовать в конференциях. Как всё это успевать, как эффективно совмещать решение всех этих важных и непростых задач?

– Человек так устроен, что понимая, что он должен сделать, он обязательно выстраивает это по плану: во-первых, во-вторых, в-третьих, в-четвёртых и так далее. Всё зависит от того, какой период жизни мы проживаем. Но всегда есть во-первых, и каждый день наш мозг выстраивает это сам, и мы чувствуем, что для нас важно на сегодня, на этот период деятельности. Сегодня может продолжаться даже несколько часов, сегодня может продолжаться несколько дней, несколько недель, возможно, несколько месяцев, которые могут сложиться в год. И если мы чётко осознаем необходимость того, что мы планируем вот на такое «сегодня», надо просто себя хорошо организовать. Нужно выполнять и остальное, но знать, что то, что на первом плане, должно  быть доведено до конца.

– Сегодня наше общество становится или даже уже стало техногенным. А какую роль, по Вашему мнению, в нём играет гуманитарное образование?

– Я считаю, что гуманитарное образование самое шикарное, потому что оно охватывает всё, что показывает человека миру, особенно если взять нашу лингвистику. Ведь лингвистика – это наука, которая не является чисто гуманитарной, она отличается от всех наук тем, что является одновременно и естественной наукой.

По первой диссертации я эксперименталист, а экспериментальная фонетика является естественной наукой. Мы используем формулы, цифры, таблицы, графики, обязательно анализ речевого сигнала, и мы измеряем, считаем, выводим, находим закономерности, то есть это самая настоящая математика. Зачем это нужно? Чтобы доказать свою позицию, потому что «я так считаю, логически вывожу» – это тоже очень важно, но важно иметь и цифровые аргументы.

Гуманитарная наука очень дисциплинирует наш ум. Лингвистика – это не просто любовь к слову, а это любовь к слову, которое мы используем как доказательство того, что мы наблюдаем в нём, что мы в нём обнаружили.

– Надежда Семёновна, мы с Вами встречаемся накануне Вашего юбилея, прекрасной даты, поэтому я бы хотела поблагодарить Вас за то, что Вы нашли время на эту беседу, и поздравить Вас с наступающим юбилеем, пожелать Вам крепкого здоровья и долгих-долгих лет плодотвороной работы в нашем университете. Спасибо Вам большое!

Беседовала Т.И. Гаранович





События

18 мая 2016